Нам в 41-м выдали медали, и только в 45-м паспорта (литературно-музыкальная композиция)


Автор: Елена Анатольевна Котикова
Место работы: ОГОБУ «Детский дом № 3» с. Валдгейм
Должность: воспитатель


ЦЕЛЬ Воспитывать патриотические чувства учащихся на примерах героизма, храбрости детей и взрослых. Расширять знания учащихся о ВОВ, развивать познавательную активность учащихся.

ХОД МЕРОПРИЯТИЯ

1 вед. Проходят годы, вот уже и 21 век наступил, но хотя мы все дальше от того дня, величие его нельзя уменьшить. Великую Победу одержал наш народ в Отечественной войне 1941-1945 годов. Нелегко досталась эта Победа. Страна наша напоминала тяжелобольного истерзанного человека. Фашисты разрушили и сожгли сотни городов, десятки тысяч населенных пунктов, уничтожили миллионы людей

Трудно найти в нашей стране семью, не пострадавшую от войны, кто потерял сына, кто отца, или мать, кто сестру или брата, кто друга. Победа досталась нам очень дорого. Никто не знал, что в июньскую ночь, когда поднималась заря нового дня 22 июня 1941 года, тысячи гитлеровских солдат, сотни самолетов, танков без объявления войны, разрушая и уничтожая, неся смерть двигались фашисты по территории России к её сердцу городу Москве. На защиту Отечества встал весь наш народ от мала до велика. Уходили на фронт отцы, братья, сыновья.

Так случилось мужчины ушли,
Побросали посевы до срока
Вот их больше не видно из окон
Растворились в дорожной пыли
Так случилось мужчины ушли.

2 вед. Да, война это прежде всего тяжелый изнурительный труд в тылу, на заводах по ремонту боевой техники, по изготовлению снарядов, оружия, одежды для армии. Мужчины на фронте, места у танков заняли их жены и дети, старики, все те, кто не мог идти на фронт.

Главным для них стал труд, работа по 12-14 часов, иногда они даже спали в цеху, не уходя домой. Жили впроголодь, не доедая, не отдыхая, забыв о себе. «Все для фронта, Все для победы»: главный лозунг тех дней. И еще надежда дождаться живыми тех, кого проводили: отца, брата, жениха. День Победы светлый, весенний праздник, праздник боевой славы советского народа-героя, народа-богатыря. 9 мая мы будем праздновать 66-ю годовщину Победы советского народа над фашистской Германией. Долог и труден был путь. Чем его измерить? Битвами, днями, героями, страданиями, миллионами жизней?

Да, всем этим незабываемым, священным для нас. Оно, это незабываемое, вошло в нашу жизнь, во многие тома истории, навечно застыло в камне и бронзе памятников, мемориалов Славы. Оно и поныне звучит и волнует людские души словами стихов и песен. Оно вечно в благодарной памяти потомков, чье право на жизнь и на счастье досталось в те годы дорогой ценой.

В чем измеряется цена Победы?
Под пулями и смертью ‒ километры?
Сожженные дотла места родные
Иль русских городов ‒ одни руины?
Горем стариков и детскими слезами?
Нацистскими кровавыми слезами?
Бесстрашием твоих Россия, воинов,
И каждого из них должны мы помнить!

1 куплет песни «День Победы». 

1 уч. Мужеством наполнены страницы нашей Родины.

2 уч. И высочайшей вершиной этого мужества была ВОВ.

1 уч. Эта война, самая священная из всех войн на земле, навсегда останется великим уроком человеческого мужества.

2 уч. Еще живут на свете люди, которые преподали этот урок всему человечеству.

1 уч. Еще можно взглянуть на их лица, в их глаза, услышать их простые, бесхитростные рассказы о тех временах.

2 уч. Конечно, историки могут скрупулезно подсчитывать количество дивизий, участвовавших в том или ином сражении, число сожженных деревень, разрушенных городов.

1 уч. Но не могут они рассказать, что чувствовала семилетняя девочка, на глазах которой бомбой разорвало сестру и брата.

2 уч. О чем думал голодный десятилетний мальчик в блокадном Ленинграде, варивший в воде кожаный ботинок, глядя на трупы родных.

1 уч. Об этом могут рассказать они сами.

2 уч. Те, кто видел эту войну.

1 уч. Те, кто выжил в ту войну.

2 уч. Те, кто живы.

1 уч. Тем, кому 66 лет назад было шестнадцать.

2 уч. Тем, чье детство опалено огнем ВОВ, посвящается.

На экране фотографии пожилых людей (бабушки, дедушки.)

Реб.

Глянь на живых, пока они живые…
Запомни шрамы их и седину,
Их мужество в те годы грозовые
Спасло от рабства вольную страну.
Глянь на живых, они ведь смерть встречали.
И смерть поныне снится им порой.
Они грустят, они скорбят ночами
О тех друзьях, что спят в земле сырой. 

П. Крученюк

Реб.

Четыре года было мне в тот страшный день и час,
Когда в июньской тишине он шел убить всех нас.
Он шел, сжигая города, осатаневший зверь.
И трудно виделось тогда далекое теперь.
Года немыслимых атак еще пройти суметь!
Там далеко стоял рейхстаг… И очень близко ‒ смерть. 

В. Виноградский

Реб.

Крест-накрест синие полоски,
На окнах съежившихся хат.
Родные тонкие березки
Тревожно смотрят на закат.
И пес на теплом пепелище,
До слез испачканный в золе,
Он целый день кого-то ищет
И не находит на селе…
Накинув старый зипунишко,
По огородам, без дорог,
Спешит, торопится парнишка
По солнцу ‒ прямо на восток.
Никто в далекую дорогу
Его теплее не одел.
Никто не обнял у порога

И в след ему не поглядел.
В нетопленной, разбитой бане,
Ночь скоротавши, как зверек,
Как долго он своим дыханьем
Озябших рук согреть не мог!
Но по щеке его ни разу
Не проложила путь слеза.
Должно быть, слишком много сразу
Увидели его глаза.
Все видевший, на все готовый,
По грудь проваливаясь в снег,
Бежал к своим русоголовый,
Десятилетний человек
Он знал, что где-то недалече,
Быть может, вон за той горой
Его как друга, в темный вечер,
Окликнет русский часовой.
И он, прижавшийся к шинели,
Родные слыша голоса
Расскажет все, на что глядели
Его не детские глаза. 

С. Михалков

Реб.

Под громкие крики ворон и грачей,
Мы утром в деревню входили.
Маячили остовы черных печей,
Руины устало чадили.
И в редком разбросе лежали тела,
Втени колоколенки древней,
Как будто бы смерть неохотно брала,
Ясак с белгородской деревни.
И в этом еще не дотлевшем аду,
Где горе уже накричалось,
Под старой березой у всех на виду,
Ременная люлька качалась.
Играла малиновой медью колец,
С июньскою синью небесной.
И тихо сидел годовалый малец
В той зыбке, плывущей над бездной.
Нет, он не кричал, ни о чем не молил,

Ко рту подтянув кулачонки.
И ветер, пропахший бедой, шевелил,
Седые его волосенки. 

В. Кочетков

Вос-ль: Продвигаясь на восток, немцы объявляли так называемую мобилизацию населения на работу в Германии. Целыми эшелонами подростков вывозили за рубеж. Только в июле 1944 г. более 40 тысяч детей были угнаны в Германию. Там проводили отбор: кто покрепче на биржу труда, кто слабее и больной в концлагерь… на опыты.

Вос-ль: По данным органов СС, к апрелю 1942 г. насчитывалось 15 основных и 100 филиалов концлагерей. Концлагеря являлись настоящими «фабриками смертей», где основными атрибутами были: газовые камеры, крематории, лаборатории для преступных медицинских экспериментов. Всего в концлагерях было уничтожено 18 млн. человек: взрослых и детей.

Вос-ль: Так, во второй половине мая 1943 г. эсесовцы привезли в Кременецкий лес две платформы и грузовой автомобиль живых трупов детей. Они были совсем голые. В лесу их сложили в штабеля и сожгли. Чтобы заглушить крики жертв, включили мощные динамики, откуда рвалась музыка.

Реб.

Занесенный в графу
С аккуратностью чисто немецкой,
Он на складе лежал
Среди обуви взрослой и детской.
Его номер по книге:
«Три тысячи двести девятый» .
«Обувь детская. Ношена.
Правый ботинок. С заплатой…».
Кто чинил его? Где?
В Мелитополе? В Кракове? В Вене?
Кто носил его? Владек?
Или русская девочка Женя?..
Как попал он сюда, в этот склад,
В этот список проклятый,
Под порядковый номер:
«Три тысячи двести девятый?»
Неужели другой не нашлось
В целом мире дороги,
Кроме той, по которой
Пришли эти детские ноги?!
В это страшное место,
где вешали, жгли и пытали,
А потом хладнокровно
Одежды убитых считали? 

Здесь на всех языках
О спасенье пытались молиться:
Чехи, греки, евреи,
Французы, австрийцы, бельгийцы.

Здесь впитала земля
Запах тлена и пролитой крови
Сотен тысяч людей
Разных наций и разных сословий… 

Час расплаты пришел!
Палачей и убийц ‒ на колени!
Суд народов идет
По кровавым следам преступлений.

Среди сотен улик ‒
Этот детский ботинок с заплатой,
Снятый Гитлером с жертвы
«Три тысячи двести девятый». 

С. Михалков

Вос-ль: А вот комендант Янковского лагеря ради развлечения стрелял в заключенных с балкона своей канцелярии. Потом передавал автомат жене и она стреляла ради удовольствия своей дочери, в детей 2-х и 4-х лет, которых подбрасывали в воздух. А дочь в ответ аплодировала и кричала : «Папа, еще».

Вос-ль: А однажды сотрудник гестапо с руководителем лагеря поспорил, что он одним ударом секиры разрубит мальчика. В доказательство он поймал в лагере 10-летнего мальчика, поставил его на колени, заставил сложить руки ладонями вместе и пригнуть к ним голову, примерился и ударом секиры разрубил мальчика вдоль туловища.

Песня «Саласпилс»

Вос-ль: Трудно было всем: и тем, кто оказался на оккупированной территории и тем, кто оставался в тылу. Остро ощущалась нехватка рабочих рук, ведь те, кто раньше стоял за станком, сеял и убирал хлеб, водил поезда и машины теперь защищали свою Родину, своих жен, матерей и детей. И дети солдат понимали это и вставали на рабочие места своих отцов. Из воспоминаний токаря завода «Красный пролетарий» Шиловой Т.П.: «Пришла на завод в июне 1942 г. со школьной скамьи. Мне было 15 лет… В бригаде нас было 9 человек: самому старшему не было 18-ти, самому младшему 12-13 лет. Мы не уходили с работы до тех пор, пока не выполняли все задания. Все работали в дни войны по 11-12 часов без выходных, как следует не поев, не досыпая. Теперь понимаешь, что это был великий подвиг молодого поколения».

Уч.Я вам хочу рассказать про Смирнова.

Который вставал в половине шестого,
Который с трудом подавляя зевоту,
Садился в трамвай и спешил на работу,
Где восемь и десять часов, если надо,
Работал, как мастер шестого разряда.
В большой не по росту, казенной тужурке,
В огромной ушанке из кроличьей шкурки,
В таких сапожищах, что я испугался,
Стоял человек и мне улыбался.
‒ Как звать? ‒ я спросил.
‒ По работе кто знает, ‒
Ответил малыш, ‒ Кузьмичом называют.
‒ А сколько вам лет? ‒ я спросил у Смирнова.
‒ Четырнадцать минуло двадцать восьмого.
Гудело динамо ‒ жуки заводские,
Шуршали, как змеи, ремни приводные.
И масло машинное ниточкой тонкой
Тянулось без устали над шестеренкой.
И падали на пол, цепляясь друг к дружке,
Витые стальные, блестящие стружки.
И нужные танку стальные детали
Со звоном одна за другой вылетали.
И вот наконец мы дошли до плаката
«Берите пример со Смирнова, ребята!»
В тылу не расходится дело со словом,
На фронте танкисты гордятся Смирновым.
А сам мужичок-с ноготок знаменитый
По шумному цеху шагал деловито.
И кто мог подумать, что в эту минуту
Его вспоминают в сражениях лютых!

С. Михалков

Вос-ль: Заявление. Мне 14 лет, но я прошу вас послать меня на защиту нашего родного города. И зачислить меня в разведку. Обязуюсь бить врага до последней капли крови. Мать согласна.

Реб:

Горнили к бою трубы полковые.
Военный гром катился над страной.
Вставали в строй мальчишки боевые
На левый фланг, в солдатский строй.
Великоваты были им шинели,
Во всем полку сапог не подобрать,
Но все равно в боях они умели,
Не отступать, а побеждать.
Жила в сердцах их взрослая отвага,
В двенадцать лет по взрослому сильны,
Они дошли с победой до Рейхстага ‒
Сыны полков своей страны. 

В. Суслов

Исполняется песня «Маленький трубач»

Вос-ль: Из письма 15-летнего бойца Петра Крылова матери. «Меня посадили в чулан и сказали, что жить мне осталось одну ночь. Дорогая мама, мне только 16-тый год пошел и вся жизнь впереди, но все равно я решил фашистам ничего не говорить. Пускай лучше убивают. Утром приходит солдат и требует показать дорогу на Филимоново. Как сказали «Филимоново», так у меня сразу в голове план сложился. Я согласился. Как стали мы подъезжать к Филимоново, я даже вспотел, потому что у самой околицы мины были заложены. Я сам видел, как наши саперы минировали дорогу. Спрашивают меня немцы: как лучше тут проехать? Я прямо на это место показываю, а сам глаза закрываю. И вот тут произошел взрыв. Но я, дорогая мама, остался жив, и только меня в голову ушибло».

Вос-ль: Во время бомбежек немецкой авиации оказывали помощь раненым, выносили их с поля боя. Работали на полях и фермах. Девиз того времени «Все для фронта, все для победы» выполняли по всей строгости.

Реб:

Что делал я тогда? Снопы вязал.
А может быть, работал на прополке,
Когда ты тоже полем боя проползал,
Где каждый метр изранили осколки.
Меня поймет, кто был на фронте мал,
Мальчишка, живший на Оби иль Каме.
Он тоже географию сдавал,
По карте, вдоль истыканной флажками.
Ни на минуту друга не забыв,
Я жил, ни слова о тебе не зная.
Прошла война. Коль всё ж придет другая,
Нам без тебя являться на призыв.
Но, как ты жив! Не памятью, не тенью,
А так, что кажется: ты здесь, вот, рядом, сам!
Погибший на Московском направленьи,
Быть может, самый юный партизан. 

В. Соколов

1 реб: Голиков Лёня партизан ВОВ, герой Советского Союза, разведчик, погиб в бою.

2 реб: Котик Валя юный партизан ВОВ, герой Советского Союза, погиб в бою.

1 реб: Козей Марат партизан ВОВ, герой Советского Союза, С 1942 года разведчик партизанского отряда. Окружённый фашистами, подорвал себя гранатой.

2 реб. Вся послевоенная молодежь знала этих юных героев. А сколько их еще было- мальчишек и девчонок, совершавших свои маленькие подвиги, чьи имена так и остались неизвестными.

Уч. Шел бой за улицу. Огонь врага был страшен,
Мы прорывались к площади вперед.
А он гвоздит ‒ не выглянуть из башен,
И черт его поймет, откуда бьет?
Тут угадай-ка, за каким домишкой
Он примостился, ‒ столько всяких дыр,
И вдруг к машине подбежал парнишка:
‒ Товарищ командир, товарищ командир!
‒ Я знаю, где их пушка. Я разведал…
Я подползал, они вон там, в саду…
‒ Да где же, где?.. ‒ А дайте я поеду
На танке с вами. Прямо приведу.
Что ж, бой не ждет. Влезай сюда, дружище! ‒
И вот мы катим к месту вчетвером.
Стоит мальчишка ‒ мины, пули свищут,
И только рубашонка пузырем.
Подъехали. Вот здесь. И с разворота
заходим в тыл, и полный газ даем,
И эту пушку, заодно с расчетом,
Мы вмяли в рыхлый, жирный чернозем.
Я вытер пот. Душила гарь и копоть:
От дома к дому шел большой пожар.
И, помню, я сказал : ‒ Спасибо хлопец! ‒
И руку, как товарищу пожал.
Был трудный бой. Все нынче, как спросонку,
И только не могу себе простить:
Из тысяч лиц узнал бы я мальчонку,

Но как зовут, забыл его спросить.

А. Твардовский

Реб.

В блокадных днях мы так и не узнали,
Меж юностью и детством где черта?
Нам в сорок третьем выдали медали
И только в сорок пятом ‒ паспорта. 

Вос-ль: А ленинградские дети! Они вместе со взрослыми несли все тяготы в условиях блокады. Тамаре Бурцевой было 13, когда началась война. Вспоминая жизнь в осажденном городе, она плачет до сих пор. «Люди падали от голода прямо на улице, замерзали, умирали. Покойники были страшными: кости, обтянутые желтой кожей, не закрывающиеся рты… Самыми первыми умирали грудные детишки, затем дошколята, школьники, подростки и мужчины. И когда по «дороге жизни» везли меня и всех оставшихся в живых детей, главное кормили. Многие блокадники умирали в дороге от переедания, так как напрочь были лишены чувства насыщения. Я сама два года не знала сытости. Два года постоянно хотела есть…».

Вос-ль: Из записок врача Миловой: «Дверь в квартиру была открыта… и я без стука вошла в нее. Глазам моим представилось жуткая картина. Полутемная комната. На стенах изморозь. На полу замерзшие лужи. На стульях труп мальчика 14 лет, в детской колясочке второй труп крошечного ребеночка. На кровати мертвая хозяйка комнаты».

Уч.

Опять война. Опять блокада.
А может, нам о них забыть?
Я слышу иногда: «Не надо,
Не надо раны бередить.
Ведь это правда, что устали
Мы от рассказов о войне.
И о блокаде пролистали
Стихов достаточно вполне».
И может показаться: правы
И убедительны слова,
Но даже если это правда,
Такая правда не права! 

Я не напрасно беспокоюсь, 
Чтоб не забылась та война: 
Ведь эта память ‒ наша совесть. 
Она как сила нам нужна. 

Ю. Воронов

1 уч: Вам кому нет и 16-ти.

2 уч: Вам, кто пока не знает, что такое война.

1 уч: Посвящается.

2 уч: Чтобы помнили,

1 уч: Чтобы поняли.

Вос-ль:

Мы помнить будем ваши имена

Обязаны мы просто вечно помнить!
Ведь памятью народною сильна
Страна могучая великого народа!
В народе говорят: уж лучше мир худой,
Чем драка, не на жизнь, а на смерть.
Пусть стаи птиц кружат над головой,
А не из пушек рев бросает наземь.
Сажать деревья и растить детей,
Не провожая их потом на гибель.
Ладонь отцов, улыбки матерей ‒
Всего-то надо людям ‒ мирной жизни!
Так пусть уже нигде и никогда

Не рвутся мины и не гибнут дети!
Концу подвергнется война!
Вот наши пожелания планете! 

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован.

пять × 2 =